Погода:
Влажность:
Ветер:
logo logo_white
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице

Турция Эрдогана – страна, зависящая от монархий Персидского залива

Современная Турция все меньше похожа на независимую страну и больше напоминает страну, зависящую от Персидского залива. Известный турецкий политолог Беглул Озкан, автор ряда исследований по
19:56 14 Апреля 2016 259
Турция Эрдогана – страна, зависящая от монархий Персидского залива

Известный турецкий политолог Беглул Озкан, автор ряда исследований по «политическому исламу», говорит о том, что современная Турция начинает выглядеть все меньше как независимая сила, и все больше напоминает страну, зависимую от стран Персидского залива.

В своей внешней и внутренней политике Турция, которая в настоящее время является председателем Организации Исламского Сотрудничества (ОИС), отдает все больше и больше значения идеям «политического ислама».

Визит короля Саудовской Аравии в Анкару накануне саммита ОИС, по мнению аналитиков, послужил дополнительным подтверждением того, что внешняя политика Турции превратилась в направление блока суннитских монархий Персидского залива.

Беглул Озкан предполагает, что монархии Персидского залива, на которых Анкара полагается как на стратегических союзников, решили подавить попытки Турции стать главной региональной державой благодаря своей специальной марке «Братьев-мусульман» на основе умеренного политического ислама.

По словам Озкана, начиная с 2011 года турецкое руководство начало строить планы по расширению своего влияния на Ближнем Востоке и становлению региональным лидером. Основная цель этой внешнеполитической стратегии, предложенной премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу на фоне событий «Арабской весны», была довести «Братьев-мусульман» к власти в странах Ближнего Востока, от Туниса до Турции. Эта политика активно применяется на практике президента Эрдогана. Предполагалось, что «Братья-мусульмане» придут к власти в Тунисе и Сирии, в то время как ХАМАС появится в Палестине; руководящие должности, соответственно должны были быть рассмотрены со стороны Турции.

На самом деле, позицию Турции, с которой страна сегодня столкнулась, можно было увидеть во время визита короля Саудовской Аравии. Тот факт, что Эрдоган, впервые за все время своего правления решил встретить другого главу государства в аэропорту, показывает, кто является настоящим лидером исламских государств, и то, к чему планы Турции по поддержке «Братьев-мусульман» фактически привели.

Несмотря на то, что «Братья-мусульмане» имеют очень тонкие связи с принципами демократии, их движение, тем не менее, предполагает, что представители придут к власти через выборы. Саудовская Аравия, которая отличается своими теократическими основами, восприняло эту исламскую политическую структуру как политическую угрозу.

К тому же, политическая ситуация внутри самой Турции находится в плачевном состоянии. В настоящее время страна столкнулась с реальностью, где стало невозможным проведение свободных и демократических выборов, где оппозиционным партиям запрещено проводить митинги и акции протеста. Ситуация, где Турция как будто вернулась в 1940-е года.

Демократические принципы не соблюдаются, права и свободы граждан нарушаются, верховенство закона остается только на бумаге.

В течение долгого времени идеология «Братьев-мусульман», которая, в отличие от саудовцев не образует политический курс исключительно на религиозной основе, получила поддержку со стороны правительств западных стран.

Западные страны называют эту стратегию «политическим умеренным исламом турецкой модели». Тем не менее, то, что происходит в Турции сейчас, привело к резкой критике со стороны западной прессы. Авторитаризм властей, нарушение свободы слова, прессы, собраний – все это свидетельствует о том, что «турецкая модель» не работает даже в самой Турции.

В то же время, растущая политическая зависимость Анкары от стран Персидского залива может быть объяснена ее экономической зависимостью от инвестиций залива, которые резко подскочили вверх, начиная с конца 1980-х годов. Роль монархии Персидского залива очень высока. Бывший президент Турции Тургут Озал еще в 1990-х годах предложил свободное передвижение финансов между Турцией и монархиями Персидского залива.

Хорошо известно, что влиятельная семья Топбаш, которая теперь поддерживает правящую Партию справедливости и развития (ПСР) очень тесно связана с этими финансовыми потоками. Мурат Четинкая, который недавно был назначен главой Центрального банка Турции, в свое время занимал руководящую должность в Kuveyt Turk Bank.

Можно также вспомнить комментарии Эрдогана о Ясине Аль-Кади, саудовском банкире и члене «Братьев-мусульман», который в настоящее время находится в черном списке ООН. Эрдоган, будучи премьер-министром, выражал полную уверенность в Аль-Кади, что был готов поручиться за него.

Отсюда, финансовый аспект, несомненно, является одной из основных причин решения Эрдогана встретиться с саудовским королем лично в аэропорту.

Между тем, западные страны продолжают воспринимать Турцию как члена НАТО и продолжают закрывать глаза на ухудшении ситуации в стране, прежде всего потому, что они рассматривают страну в качестве важной «буферной зоны» в ближневосточном кризисе мигрантов.

По большому счету, Запад не очень обеспокоен, развивается ли Турция в сторону авторитарного режима или же соблюдает демократические принципы. Запад видит Турцию как «прокладку» между собой и воспаленным Ближнем Востоком. В принципе, этот подход не сильно отличается от того, который существовал во времена холодной войны.

В конечном счете, превращение Турции в другую Сирию будет иметь катастрофические последствия для Запада. Таким образом, западные страны считают, что Турция нуждается в стабильном правительстве. Сегодня правящая партия не имеет реальных конкурентов, и остается лишь один вопрос: сможет ли нынешнее правительство удержать страну от сползания в пропасть?

Наверхнаверх
Обсудить статью сейчас
0 комментариев
Нет, спасибо
больше не показывать