"
  • 29 июня 2022

Война в Персидском заливе: международный кризис и крах дипломатии

Данный материал, подготовленный порталом «НьюИнформ», посвящен событиям 1990-1991 годов, происходивших на Ближнем Востоке после иракского вторжения в Кувейт.

Аннексия Кувейта и арабский мир

Как рассказывалось в предыдущей статье, оккупация и аннексия Кувейта вызвали осуждение по всему миру, в том числе и в арабских странах. 2 августа, в день, когда войска Хуссейна брали Эль-Кувейт, лидеры ЛАГ (Лига Арабских государств) утвердил резолюцию, призывающую Багдад как можно скорее закончить агрессию против суверенного государства.

Но и в самом арабском альянсе единства не наблюдалось. Резолюцию, помимо Ирака, не поддержали Йемен, поскольку был расположен слишком далеко от конфликтного региона, а также Мавритания и Судан, так как этим странам режим Хуссейна оказывал поддержку финансами и оружием.

Нейтралитет взяли ООП (Организация освобождения Палестины) и Иордания. Но если вторая страна сделала это по экономическим причинам (Ирак поставлял Иордании нефть), то ООП преследовала политические цели, поскольку вмешательство Ирака позволило бы укрепить позиции палестинцев в Кувейте. В дальнейшем, это привело к тому, что президент Палестины Ясир Арафат из-за слишком рьяной публичной поддержки Хуссейна потерял расположение практически всех арабских стран.

В достаточно сложном положении оказалась и Саудовская Аравия. Ирак всегда рассматривался этой страной как друг и союзник. К примеру, на войну с Ираном Эр-Рияд предоставил Хуссейну большие безвозмездные суммы и еще 16 миллиардов долларов в виде займов. Однако, чем дольше иракский контингент находился в Кувейте, тем больше саудиты опасались за свои границы.

По мнению большинства геополитических экспертов, в этом и была главная ошибка багдадского лидера. Саддам привлек слишком большие силы для захвата Кувейта, что зародило справедливое беспокойство в соседних странах. По этой причине, король Саудовской Аравии Фахд принял предложение американцев разместить в своей стране военный контингент.

Формирование антииракской коалиции

Здесь стоит остановиться и пояснить, почему миротворческие войска были вынуждены устраивать базы в соседних государствах.

В международно-правовом плане создание многонациональных сил (МНС) стало ответом на призыв Кувейта прийти ему на помощь в соответствии со статьей 51 Устава ООН, подразумевающей оказание помощи после проявления агрессии. Поскольку территория самого Кувейта была оккупирована, базы МНС могли располагаться в соседних или близлежащих странах. Ими стали прежде всего Саудовская Аравия, Бахрейн и ОАЭ. Также большим плюсом для коалиции стало формальное приглашение со стороны Саудовской Аравии, которая оказалась в прямом соприкосновении с крупной иракской военной группировкой в Кувейте.

Роль лидера в формировании МНС безусловно играли США. За ними оказались закрепленными и главные командные высоты в МНС (соруководителем операции выступала Саудовская Аравия). Участие государств в коалиции было фактически добровольным, хотя и не обходилось без использования Вашингтоном «средств поощрения» (списание долгов, новая финансовая помощь, поставки оружия). Однако главными инструментами были все же личная дипломатия Буша и многочисленные поездки за рубеж Джорджа Бейкера, госсекретаря США. Подсчитано, что в августе - сентябре Буш провел 231 телефонный разговор с главами других государств.

Стратегические просчеты Саддама Хуссейна Помимо прямых заявлений об аннексии независимого государства, президент Ирака допустил ряд иных ошибок, которые настроили против Багдада весь мир. Например, Хуссейн публично призвал все мусульманские страны к «священной войне против неверных» (то есть войск МНС) в Персидском заливе. При этом Саддам не явился на саммит арабских стран, проходивший 9-10 августа.

Такая опрометчивость привела к тому, что ЛАГ в полном составе перешла на сторону коалиции. То есть теперь против Ирака выступали не только «неверные», но и единоверцы-арабы. Этим самым многонациональные силы получили имидж широкой международной коалиции, которая пользуется политической поддержкой со стороны главной межарабской организации.

Следующей ошибкой Багдада стало решение Хуссейна использовать всех иностранных граждан на территории Ирака как заложников. Началась практически тотальная охота на представителей западных наций.

Хельсинский саммит

9 сентября 1990 года состоялся диалог между СССР и Соединенными Штатами. На тот момент оккупация Кувейта длилась больше месяца и угрожала принять еще более серьезные обороты. Поэтому на обсуждение выносились положения о недопустимости агрессии и решения кризиса с помощью уставов и резолюций, утвержденных ООН. Предполагалось, что обе стороны будут консультироваться друг с другом в рамках решения ближневосточного вопроса, поскольку предполагалось, что урегулирование иракского вопроса станет образцом для разрешения всех остальных ближневосточных кризисов.

Тем не менее, между сторонами на переговорах очень быстро обнаружились противоречия. США настаивали на быстром и жестком исходе, которое не подразумевало каких-либо компромиссов с Ираком. СССР же делал упор на дипломатию и даже предлагал организовать переговоры между правительствами Багдада и Эль-Кувейта. Но в целом, действия США и Союза были слаженными и представляли собой достигнутый компромисс.

Последние попытки мира

29 ноября ООН поставил Ираку ультиматум (резолюция 678). Саддам Хуссейн должен вывести войска до 15 января, иначе миротворческой коалиции дадут добро на начало военной операции. 30 ноября Багдад отверг ультиматум.

Но запад не оставлял попыток мирного урегулирования. 9 января 1991 года госсекретарь США Бейкер сделал попытку договориться с главой МИД Ирака Тариком Азизом, объяснив, что в случае неподчинения требованиям ООН начнется военная операция. Однако Азиз отверг все предложения, заявил, что Ирак готов к вторжению и выйдет из войны победителем.

Решающим козырем, согласно переговорам Бейкера и министром иностранных дел СССР Шеварнадзе, должен был стать Перес де Куэльяр, госсекретарь ООН, имеющий опыт дипломатических поездок в арабские страны. Но, к сожалению, даже умудренный годами дипломат не сумел убедить Ирак сесть за стол переговоров. Вопрос с Кувейтом иракская сторона не поднимала вовсе, делая вид, что все уже решено. Что касается заложников, то их Азиз соглашался отпустить только при условии сворачивания военной операции. Трехчасовой диалог Куэльяра с представителем Багдада прошел буквально без всякого смысла. Улетая из Ирака 14 января глава ООН с горечью резюмировал, что дипломатически конфликт решить не удалось.

После этого эпизода события начинают разворачиваться с ужасающей быстротой. 17 января, уже после истечения ультиматума, поставленного Хуссейну, начинается операция «Буря в Пустыне», которая закончилась сокрушительным поражением армии Ирака. По некоторым данным, число погибших солдат армии Хуссейна достигало 100 тысяч человек.