Регионы
logo logo_white
inform
18+
Все регионы Санкт-Петербург Москва Красноярск Нижний Новгород Пермь Оренбург Архангельск Екатеринбург Новосибирск Омск Башкирия Кемерово Карелия Приморье Калининград Самара Казань Сочи Ростов-на-Дону Волгоград Саранск

«Цирк уехал»: Антипов указал на фатальную ошибку следствия по делу MH17

Мнение технического эксперта Юрия Антипова о несостоятельности версий нидерландских прокуроров в деле крушения MH17.
947 17 Ноября 2020 13:26 Политика
«Цирк уехал»: Антипов указал на фатальную ошибку следствия по делу MH17
«Цирк уехал»: Антипов указал на фатальную ошибку следствия по делу MH17
Загрузка...

Ну вот и опять, после недолгого заседания, суд в Гааге ушел на перерыв до 25 ноября.

После того, как прокуратура ожидаемо высказалась против ходатайств защиты, суд за эти две недели должен определиться: идти ли дальше на поводу прокуроров или сделать вполне логичные шаги к правде, прислушавшись к доводам защиты, и удовлетворить хотя бы часть их законных требований. Какие это требования и почему я их называю законными?

В практике любого суда, российского или международного, ничего не должно приниматься за аксиому. Любое утверждение надо доказывать неопровержимыми фактами. И только на основании таких бесспорных доказательств суд должен выносить приговор. И этот момент касается как прокурорских, так и адвокатских доводов. Если же суду пытаются навязать недоказуемые факты, выдавая их за абсолютную истину, а суд в таком случае на основании их выносит приговор, то это нонсенс. И никогда вынесенное решение суда в таком случае не будет легитимным как в юридическом плане, так и в глазах общественности.

Так что же предлагает защита обвиняемого в гаагском суде? Адвокаты просто хотят более подробно ознакомиться с доказательными фактами, которые собрало следствие за шесть лет и сейчас в лице прокурора представляет в суде. Логично? Конечно, логично и правильно. Потому и просят суд вызвать свидетелей, которые кулуарно давали свои показания следствию. Для чего адвокаты просят суд вызвать и задать этим свидетелям уточняющие вопросы? Да потому, что на показаниях этих людей прокуратура сформировала свое обвинение.

Обвинение конкретных людей, которые не шоколадку украли из магазина. Их обвиняют в убийстве 298 человек. И, чтобы не было никаких сомнений, адвокаты, да и сами судьи, в первую очередь, должны убедиться, что эти субъективные показания людей достаточно весомы для вынесения безапелляционного приговора. Ведь в этом есть необходимость, чтобы можно было убедиться, как минимум, в адекватности этих свидетелей. Просто как пример. Дающий свои показания следствию, на деле может быть дальтоником или человеком с сильно ослабленным зрением, хроническим алкоголиком, да и, в конце концов, просто наркоманом.

Другое требование адвокатов, и оно тоже достаточно логичное, – задать уточняющие вопросы экспертам, которые готовили свои Заключения для этого уголовного дела. По своей практике знаю работу следователя с экспертами. Следователь сам формулирует вопрос и задает его эксперту. Эксперт, как правило, отвечает только на этот поставленный вопрос. Потому очень часто следователь задает эксперту удобные вопросы – удобные для себя и своей версии. И каждый эксперт отвечает только на этот узкий вопрос. А впоследствии, набирая такие узкоограниченные ответы экспертов, следователь лавирует между ними, проталкивая свое видение ЧП. И получается, что такой следователь, вроде бы как опираясь на Заключения экспертов, через прокурора убеждает суд в своей правоте.

«Цирк уехал»: Антипов указал на фатальную ошибку следствия по делу MH17

Ситуация бы изменилась, если бы судебные эксперты озвучивали не только ответ на узко заданный вопрос следователя, но, в силу своей компетенции, расширяли бы свои Заключения, делали бы их в более широкой области, отвечали бы чуть шире заданного вопроса. И тогда следователю, когда заключения различных экспертов на своих границах пересекались бы, стало бы невозможно лавировать между выводами и протаскивать свою версию. Сомкнутые на своих границах между собой ответы экспертов положили бы надежный заслон отсебятине следователя.

Но, как понимаем, такой практики пока нет. Потому следователь задает свой вопрос эксперту, и тот отвечает только на него. Шаг в сторону следователем не приветствуется, и в будущем такой эксперт просто может лишиться своей лицензии.
И вот отголоски этой порочной практики мы наблюдаем сейчас в гаагском суде. Голландскими следователями на экспертизу был отдан обломок левого остекления самолета рейса МН17. Если точнее, то это рама форточки (рама №2). И в конструкции этой рамы остекления экспертами был обнаружен инородный осколок. Причем, застрявший осколок не был виден снаружи, и, чтобы его увидеть и достать, в ходе экспертизы раму разрезали. 

Я ранее уже делал анализ этого обнаруженного осколка, но сейчас рассмотрю его обнаружение в другом аспекте.  
Итак, по порядку. На фото №1 мы видим элемент рамы остекления, в которой был обнаружен осколок.

На фото №1 мы видим наружную поверхность рамы. Верхняя полоса серого цвета – это прижимная планка стекла. Стрелками желтого цвета обозначены две выемки в раме. Эти выемки помогут нам в будущем ориентироваться в местоположении обломка данной конструкции на фюзеляже самолета. На этом фото я заранее линией желтого цвета обозначил места будущего разреза металла рамы, который сделают эксперты, чтобы обнаружить застрявший осколок. Что важно в этом фото? Мы видим, что левее будущего разреза на конструкции нет никакого сквозного пробоя, через которое осколок относительного большого размера мог бы внедриться внутрь рамы. Впрочем, рассматривая дальнейшие фото в этой статье, читатели сами в этом убедятся.

А теперь идем дальше. Экспертами на раме сделан разрез. См. фото №2.

Я специально и на этом фото широкой стрелкой желтого цвета обозначил одну из выемок в раме, чтобы читатель смог лучше сориентироваться, где сделан разрез.

Отрезанный кусок рамы сдвинут вправо, и перед нами появился внедрившийся в нее осколок зеленого цвета. См. фото №3.

И теперь мы воочию видим ту нишу, в которой очутился застрявший осколок. Снаружи (снаружи самолета) он был закрыт сплошной рамой остекления. Сверху нишу ограничивает, хоть и треснутая, рамка остекления. Поэтому ни снаружи, ни со стороны рамки остекления, осколок не мог проникнуть в конструкцию рамы. Он мог внедриться в раму, только летя снизу справа относительно показанной конструкции. Смотрим на фото №4, чтобы понять траекторию полета этого осколка.

Осколок, перед тем как внедриться в раму с внутренней стороны, в своем полете смял и загнул тонкий металл, встретившийся на его пути перед тем, как он остановил свой полет в нише, ограниченной массивным металлом. Объективно показал свой путь движения. Ведь металл не врет и не лукавит, в отличие от голландских прокуроров. И на этом этапе статьи еще раз застолбим вывод: осколок летел по отношению к раме остекления справа налево (если смотреть на представленные фото). Причем, летел не с наружной стороны, а изнутри конструкции (со стороны объема кабины пилотов). При этом ориентируемся на две характерные выемки в раме остекления, которые я постоянно указывал на предыдущих фото.

«Цирк уехал»: Антипов указал на фатальную ошибку следствия по делу MH17

И вот после всей этой прелюдии, основанной на официальных фотодокументах из уголовного дела по MH17, переходим к самому интересному. Смотрим, где находится этот элемент рамы, в который внедрился осколок. Смотрим на реконструированный в Голландии фюзеляж МН17. См. фото №5.

Оказывается, на всех ранее рассмотренных фото мы рассматривали вертикальную планку рамы. Видим специально указанные ранее две характерные выемки в раме для более понятного позиционирования рамы в конструкции самолета. Ниже них видим накладку на раме (элемент темного цвета, показан стрелкой красного цвета), которой голландцы соединили ранее отрезанный кусок.

И… а теперь смотрим на фото №6, где показан общий вид реконструированной головной части МН17.

И, согласно ранее озвученному и подтвержденному выводу, указываем на реконструкцию траектории полета осколка, внедрившегося в раму остекления. Становится очевидным, что осколок летел по своей траектории, двигаясь СНИЗУ-ВВЕРХ, т.е. с совершенно противоположного направления, как если бы ракета «Бука» взорвалась вверху над кабиной. Так кто врет? Беспристрастное железо или чиновники из Голландии? Думаю, ответ очевиден. 

Более того, вылетал осколок из объема огромной дыры на фюзеляже. И именно из этого объема, расположенного внутри левой приборной консоли внутри кабины, вылетали осколки, пронзившие пилотское кресло, пол кабины пилотов, и остались траектории распыла на корпусе левого актуатора элеватора, расположенном под креслом КВС в переднем нижнем техническом отсеке.

Казалось бы, что еще добавить к сказанному и показанному на конкретном фотоматериале? И, тем ни менее, добавлю, чтобы пояснить тот экскурс по взаимоотношениям следователя и эксперта, о котором я рассказал в начале статьи. 

В суде в Гааге адвокаты на заседании спросили прокуроров: «А после обнаружения осколка эксперты определяли направления траектории полета этого осколка?». И от прокурора прозвучал ответ, который сразу показывает всю комичность ситуации с расследованием и пустоту выводов голландского следствия: «Определение траекторий осколков не входило в компетенцию экспертов. Таких вопрос экспертам не ставилось».

У нас говорят в народе, что «цирк уехал…». Да, уехал. Уехал в Голландию. В полном составе. Вместе с клоунами.

Подпишитесь и получайте новости первыми
lenta
Новости партнеров
star
Новости партнеров
Наверхнаверх