• 05 августа 2021
Предприниматель Фарид Газизов рассказал, как стать топовым продакт-менеджером

Фарид Газизов — успешный предприниматель и продакт-менеджер с более чем 20-летним международным опытом работы. В интервью он рассказал о том, как пришёл в профессию и работал с такими крупными продуктами как  — «Юлмарт», «Рив Гош», «Дикая Орхидея», а так же создавал свои собственные: “Real Time Group”, “Double Your Rental Profit”.

— Фарид, что у Вас написано на визитке? 

— У меня нет визиток. Вернее, когда-то были, но я ими не пользовался, постоянно забывал и потом решил жить совсем без них. Хорошие специалисты, по моему мнению, не сидят без дела и им не нужны визитки. Я никогда не искал работу традиционными методами — через рассылку резюме, интернет-сайты, обычно меня находили и просили помочь. Сарафанное радио работает намного лучше!

— Как интересно! Расскажите, чем же Вы занимаетесь?

— Мою работу можно разделить на два направления. Во-первых, создание своих IT-продуктов. Во-вторых, улучшение метрик чужих продуктов. Например, есть мобильное приложение, оно вроде бы работает, но никто не задавался вопросом, что там происходит. Где узкое место, из-за чего владелец теряет аудиторию? Когда я начал заниматься разработкой своих продуктов, уже на собственном опыте понял, что к чему. Внутри мобильного приложения очень многое происходит. Из-за изменения цвета кнопки конверсия может увеличиться, а может и упасть в два раза. Замена текста может привести к тому, что пользователи перестают нажимать. Длинный текст мало кто читает сейчас (мы работаем с поколением «Твиттера» — фокусировка теряется после трёх сложных предложений). Внутри приложения много мелких деталей, на которые пользователи, да зачастую и собственники, не обращают внимания, но для специалиста эти мелочи важны. Сейчас, глядя на приложение или сайт через призму опыта, могу сказать: «О! Ребята здесь очень интересное решение нашли. Эта кнопка привлекает внимание с помощью определённых эффектов и текста». Или, наоборот, вижу, что проект недоработан, можно было сделать лучше.

— Когда появился Ваш первый IT-продукт? 

— Первый IT-продукт я создал в 2008 году, работая в компании, которая занималась инвестиционной деятельностью и торгами на Нью-Йоркской фондовой бирже.
Мы использовали платформу другой компании, через которую покупали и продавали акции. Но в определённый момент настолько надоели глюки, баги и неудобство этой системы, что я пришёл к мысли, что стоит сделать свою платформу. Был партнёр-программист, который тоже заинтересовался, и мы начали вдвоём создавать собственный продукт. Заняло это год, просто дикий объем работы, и то, что мы смогли это сделать, удивительно.

— Вы где-то обучались этому?

— У меня не было профильного образования. Жизнь заставила. Я такой человек, если мне неудобно, ищу решение, могу долго ходить и думать, как исправить. Не люблю принимать как данность то, что есть. Если меня что-то не устраивает, рано или поздно я изменю это. Вопрос только в том, сколько потребуется сил и времени. У меня предпринимательское мышление, я научился видеть несколько категорий боли и неудобств. Есть просто зуд, когда что-то неудобно, но почесали — и прошло. А есть боль, то, что постоянно маячит перед глазами, мешает жить. Возможно, у меня повышенная чувствительность к зуду, я не люблю, когда что-то чешется. И начинаю искать решение.

— Как Вы работаете со своей командой? Есть ли профессиональные секреты?

— Сейчас у меня есть группа разработчиков, к которым я обращаюсь в зависимости от сложности задач. Если задание на разработку продукта с низким уровнем сложности и минимальным риском провала, могу взять на реализацию этого проекта самого неопытного разработчика. Если задание высокорискованное, а продукт сложен в реализации, наверняка потребуется большое терпение и полное взаимопонимание всей команды, возьму проверенных, с которыми могу пойти в разведку.

Когда начался ковид, ко мне обратилась санкт-петербургская торговая сеть для создания сервиса по доставке продуктов. У них был познер из доставки продуктов, но он работал так себе, никогда на него не обращали внимания. А во время локдауна доставщики не справлялись, появилась острая необходимость запустить сервис доставки. Я сразу понял, что для достижения этой цели достаточно создать простенький сайт. По десятибалльной шкале уровень сложности — 2–3. Есть конструкторы, на базе которых легко можно собрать необходимую конфигурацию. Для выполнения задания я нанял фрилансера с минимальным опытом, который быстро создал сайт доставки, стабилизировал его, и через 3 дня у нас уже был готовый к применению продукт. Сайт, который стал сразу работать и выполнять доставки. Стоило это нам копейки, до 40 тысяч рублей, но могло бы выйти намного больше.

Вначале я обратился к продвинутым разработчикам, они оценивали работу в 300 тысяч, и срок готовности — 3 недели. Но я не согласился, так как знал, что есть уже отработанные технологии и достичь результата можно намного быстрее. И не ошибся. Во время пандемии скорость имела значение. Раньше, не имея опыта, я бы подписал договор с известными разработчиками, три недели мучился бы, заплатил много денег без гарантии результата.

— Какие свои проекты считаете самыми успешными? 

— Есть разные категории успешности. Речь об успешности, измеряемой в деньгах, количестве пользователей или в чём-то другом? Чей продукт? Если мой, то успех проекта на 500 000$ — это полностью мой успех и мои деньги. Если чужой, то у него может быть миллиардный оборот, но я получу только зарплату. Для финансовой успешности, конечно, важнее мой продукт, пусть маленький, но он приносит больше денег.

Если это чужой крупный проект, я подключался в какой-то период времени, чтобы улучшить определенные метрики. Проекты, в которых я участвовал, — «Юлмарт», «Рив Гош» и «Дикая Орхидея». В каждом из них оптимизировал что-то. Представители этих компаний приходили с запросом: «Есть мобильное приложение. Что можно улучшить?» Вначале анализировал, что есть, а потом — что я могу исправить. Воронка продаж, каталог, улучшение отображения объектов… Обычно начинаю смотреть аналитику, проверять правильность данных. В зависимости от сложности проекта это может занять от недели до двух месяцев. После того, как все метрики разложены и проверены, выстраиваю гипотезу. Что можно улучшить, а что сложно, дорого? В результате выбираю наиболее перспективные направления и обосновываю, сколько это будет стоить и сколько займет времени. Всё обсуждается и выбираются гипотезы, которые будем отрабатывать.


В «Юлмарте» была интересная задача по ASO-оптимизации. App Store Optimization — это продвижение в плеймаркете Google Play или App Store. Вы заходите в плеймаркет, вводите в поисковую строку то, что хотите купить, и смотрите, какие предложения всплывают. То, что покажут вам на первой строчке, — это оптимизация поиска, то, чем занимался я для «Юлмарта». Задача была — более успешно конкурировать в нише продаж электроники. Там высокий трафик и высококонкурентные запросы. Я занимался оптимизацией выдачи, чтобы убедиться, что по большинству запросов «Юлмарт» появляется на первом месте. Ещё была достаточно распространённая проблема брошенных корзин. Это и большая боль, и в то же время потенциал для роста продаж, если дорабатывать эти брошенные корзины. Было ещё много задач, но эти основные и самые запоминающиеся.

В «Дикой Орхидее» необходимо было улучшить приложение. Я начал задавать вопросы, интересоваться доступом к аналитике. Никто ничего не знал. Даже кода от мобильного приложения не было. Программу разработала сторонняя компания на конструкторе, который уже устарел и не подлежит модернизации. Необходимо было создавать приложение заново, что с моей помощью и сделали.

В «Рив Гош» я зашёл и стал искать, где какие проблемы. Необходимо было объединить два сайта, так сложилось изначально, что их было два. Но когда начал изучать проблему глубже, выяснил, что ещё 5 ресурсов, не имеющих отношения к этому бренду, используют имя «Рив Гош». Эти псевдо сайты из-за отсутствия контроля со стороны официальной компании паразитировали на чужом трафике. Мои самые важные задачи состояли в создании единого сайта без потери трафика и удалении подделок.

— В других интервью Вы уже говорили, что умение эффективно коммуницировать важно для продакт-менеджера. Как Вы научились этому? 

— Сложный вопрос, скорее всего, с детства. Я очень люблю общаться и не упущу возможность поговорить даже в лифте. Оттачивал навыки уже в институте. Уметь общаться необходимо каждому продуктологу, чтобы эффективно взаимодействовать со всеми. Общительность помогает выявлять проблемы продукта, так как приходится заходить в разные отделы, задавать вопросы сотрудникам, порой не очень приятные. И нужно спросить так, чтобы никто не обиделся, не скрыл ценную информацию. Накосячили все, и при неправильных вопросах реакция может быть негативной. Мне важно получить информацию, как в действительности всё есть, кто что сделал и почему. Обычно я захожу со словами: «Приложение хорошее, но давайте разберёмся, что там происходит. Помогите мне, пожалуйста!»

— Есть ли разница в коммуникациях в России и других странах?

— Да, разница заметна. В России есть первичный барьер в общении, люди относятся друг к другу настороженно и держат дистанцию. Но если пройти этот барьер, ты оказываешься в очень близком кругу общения. На западе первичного барьера нет, можно сразу установить хороший контакт, но есть дистанция, которую хорошо чувствуешь, ближе не подпускают. Тебя могут назвать другом через два дня общения по телефону, но для наших соотечественников понятие «друг» совсем иное.

— У Вас есть человек, который вдохновляет или служит примером?

— Практически все успешные люди меня вдохновляют. Очень люблю смотреть фильмы, основанные на реальных событиях. С особым вниманием я изучал историю жизни и успеха Стива Джобса. Он прекрасный руководитель и специалист и вдохновляет меня как профи по управлению продуктом и командой. Но могу ли я взять сильные стороны, не переняв те отрицательные качества, которые есть у него, не знаю. Его решительность и жёсткость в управлении командой и продуктом превращались в черствость и диктаторское поведение с семьёй и друзьями. Очень сложно разделять работу и личную жизнь. Я не видел людей, которые были бы мягкими в семье и жёсткими руководителями на работе, невозможно это совместить в одном человеке.

— Какие у Вас перспективы? Каким видите ближайшее будущее?

— Сейчас меня часто привлекают в разные акселераторы и стартапы для консультаций или на постоянной основе, для того чтобы я передавал свой опыт молодым создателям продуктов. Появляется возможность повлиять сразу на большое количество людей и их продуктов и оставить намного больший след после себя. Мне очень интересно менторство, оно вдохновляет. Это не значит, что я буду только этим заниматься. Возможно, завтра споткнусь, упаду и решу создать приложение, где будут отмечены все ямы в городе. Мне интересно также заходить в уже существующие продукты, изучать и помогать улучшать их качество. Это не долгосрочные проекты, за полгода-год всё исправляешь по-максимуму и выходишь.

—  Оглядываясь назад, что бы Вы изменили в своей жизни?

— Отличный вопрос. Я над ним подумаю. Сейчас всё хорошо, но, уверен, изменить что-то можно было бы.

Вернуться назад